Е. И. Рерих Агни Йога. Живая этика

1927*. Община (Урга)

Листы бесед Высокого Общинника Востока

Часть 2

Община [введение]

 

Мы относимся бережно к вашим стремлениям и ждем к себе ту же чуткость.

Мы защищаем вас на всех

Община II. I. 1

1. Поясню, почему Называем атака Пурушевая. Хорошо, если бы люди могли усвоить тот же принцип общего напряжения. Явление общей опасности должно вызывать такое же общее напряжение. Первое условие успеха есть освобождение от обычных занятий. Обычные мозговые центры должны поникнуть, чтоб могла проявиться новая комбинация нервных течений. Тот же принцип, что и в избежании усталости. И такое новое напряжение, если оно лишено личного начала, называется атакою Пуруши.

Никогда нельзя вызвать напряжение Пуруши без подвижности мысли. Дух должен стремиться по одному каналу, как ядро ― по винту жерла. Появление привходящих обстоятельств не должно портить спираль винта.

Можете представить, что в своё время Ленин уже ощутил без малейшего материального основания непреложность нового строения. И невидимые лодочки подвезли провиант к его одинокому кораблю. Монолитность мышления бесстрашия создала Ленину ореол слева и справа. Даже в болезни не покинуло его твердое мышление. Его сознание, как в пещеру, сосредоточилось, и вместо недовольства и жалоб он удивительно использовал последнее время. И много молчаливой эманации воли посылал он на укрепление дела. Его последние часы были хороши. Его последний вздох он послал народу.

Видя несовершенство России, можно многое принять ради Ленина, ибо не было другого, кто ради общего блага мог бы принять большую тяготу. Не по близости, но по справедливости он даже помог делу Будды. И нет области, которую он бы отверг подобно разным правителям.

Книги его Мы меньше любим ― они слишком длинны, и самое ценное в нем в книгах не выражено. Он сам не любил свои книги. Ленин ― это действие, но не теория.

Община II. I. 2

 

55. Устремление — ладья Архатов. Устремление — единорог явленный. Устремление — ключ от всех пещер. Устремление — крыло орла. Устремление — луч солнца. Устремление — кольчуга сердца. Устремление — цветок лотоса. Устремление — книга будущего. Устремление — мир явленный. Устремление — число звезд.

Община II. I. 3

 

3. Почему нахождение знаков будущего подобно тканью? В ткацкой работе основа определенного цвета, и группы нитей распределены по краскам. Легко определить основу, легко можно найти группу нитей, но рисунок этой группы позволяет различные сочетания в зависимости от тысячи текущих обстоятельств. Конечно, внутреннее отношение самого субъекта будет главным обстоятельством. Но если его аура будет слишком колебаться, то прогноз будет относительным. Тогда это будет походить на известную игру, где по нескольким разбросанным точкам нужно найти определенную фигуру.

Теперь, где же лучший фермент, скрепляющий колебание ауры? Лучший фермент есть устремление. Тело устремлённое нельзя уколоть или разбить. Устремление в движении достигает законности и, становясь законом, оно делается неостанавливаемо, ибо входит в ритм Космоса.

Так идите в малом и в великом, и ткань ваша будет неповторённо, кристально космичной, короче говоря — прекрасной.

Ничто другое, кроме устремления, не дает одоления стихий, ибо основное качество стихий — устремление. И в этом состоянии вы координируете стихии с высшим творчеством духа или являетесь держателем молнии. Придет человек — держатель молнии. Поверьте, только устремлением победите.

Община II. I. 4

 

4. Именно, набат разве не слышен в каждом движении планеты? Разве не раздается тревога в каждом движении сущего? Разве не звучит возмущение в каждом движении сравнённых с землею духов? Разве были лучшие времена?

Лучше, если нарыв прорвется и можно засыпать дыру. Но гной нужно вызвать наружу, потому Мы не принимаем полумер.

Нам не нужны святые с полумерами. Давно Говорил о постниках. Мы ожидаем широких действий, и во время набата нельзя думать о куске пряжи. Нет того человеческого действия, которого не совершил бы для спасения мира Наш Владыка Будда, ибо Он был Лев!

Община II. I. 5

58. Уже знаете полезность препятствий, уже знаете полезность неприятностей. Может быть даже полезность ужасов. Конечно, для Нас и для вас нет ужасов в обыкновенном смысле. Наоборот, ужас без страха обращается в действо космической красоты.

Можно ли думать о красоте без аккорда восхищения? Теперь Мы кричим, Мы посылаем знаки боя, но поверх всего ― восхищение перед великими решениями. Мужество открывает все двери. «Нельзя» — мы произносим сами, между тем, всё сущее кричит: «Можно!»

Эти дни вы поминали Сен-Жермена ― полезно, ибо он имел нити от королей и до гильотины. Утверждение им грядущей эволюции делало ему путь поверх толп. Сознание равенства людей было щитом ему.

Каждая эпоха имеет своё слово. Это слово, как ключ к запорам. Древние учения постоянно говорили о могущественном слове, которое заключается в точной и краткой формуле. Неизменно, как кристалл известного состава, ― нельзя переставить слова этих формул, нельзя удлинить или укоротить. Ручательство Космоса в отливке этих знаков. Сама абсолютная тьма колеблется перед клинком Мирового Приказа, и лучам, и газам легче поражать тьму там, где ударил Меч мира.

Не согбенно принимаем приказ Космоса, но буйно! Потому настает время, когда свет-сила сжигает тьму. Неминуемо пришло время, и час не может вернуться обратно.

Можно проследить за тайными словами всех эпох, и можно видеть спираль прободающего света. Легион червей не изменяет острия спирали, и преграды лишь напрягают луч света. Закон отражения создает новые силы. И, где говорящий промолчит, там немой скажет.

Община II. II. 1

 

1. Ясный, краткий приказ труден, но зато он сильнее магического жезла. Утверждение легче, но приказ, как нежданный столб пламени из вулкана. Сосредоточенное чувство личной ответственности лежит в приказе. Указание неисчерпанности силы звучит в приказе. Устремленность Космоса явлена в ярости приказа, как волна сокрушающая. Утрите слезы благости ― Нам нужны искры возмущения духа!

Какую плотину делают сожаления, но крылья растут на конце меча! Пески могут убивать, но для Нас туча песка — коверсамолет.

Община II. II. 2

 

2. Многое можно простить тем, кто во тьме сохранил понятие Учителя. Учитель поднимает достоинство духа. У Нас понятие Учителя подобно лампаде во тьме. Потому Учитель может быть назван маяком ответственности. Узы Учения подобны веревке спасательной в горах. Учитель является с момента зажжения духа. С тех пор Учитель неразрывен с учеником.

Не видим конца цепи Учителей, и сознание, наполненное Учителем, возвышает достижение ученика, как драгоценный, всепроникающий аромат. Связь ученика с Учителем образует звено защиты соединительной цепи. В этой защите процветают пустыни.

Община II. III. 1

 

1. Можно радоваться, когда мысли внушаемые срастаются с мышлением собственным. Ибо при кооперации нет границ разделения труда, но имеются лишь следствия. Невозможно расчленить функции Космоса, когда действия текут, как река.

Какое значение имеет построение волн, несущих полезный предмет? Важно, чтоб предмет не погиб!

Община II. IV. 1

 

1. Главное непонимание будет в том, что труд есть отдых. Отменить придется многие развлечения. Главное, надо понять, что произведения науки, искусства есть образование, но не развлечение. Ряд развлечений должен быть уничтожен, как рассадник пошлости. Фронт образования должен очистить притоны дураков, сидящих за кружкой пива. Также явление ругательства должно найти более строгое наказание. Также явление узкого специализма должно быть порицаемо.

     Община II. IV. 2

2. Лучше прочитать жизнь Ленина. Никогда он не жаловался, никогда не считал себя ущемлённым, говорил, как непреложную, свою веру. Появление Ленина примите как знак чуткости Космоса.

Мало последователей Ленина, много легче быть его почитателем. У последнего лентяя будет портрет Ленина. У последнего болтуна будет книга о Ленине. Но Иван Стотысячный собирает жатву Ленинских зёрен. Нужно приложить новые семена к новым людям.

Считаю нужным различать вещи повторяемые от вещей неповторяемых. Можно отложить вещь обихода, но зовы сроков нужно ловить безотлагательно. Можно утверждать, что момент космической возможности невозмещаем. Есть кушанья, которые можно переварить лишь в известном порядке. И ловец не ходит на охоту от безделья.

Можно найти Мой Камень в пустыне, но снова Камень не увидеть, если не поднять его немедленно. Знающие Меня понимают значение немедленности, но новые должны запомнить этот закон, если хотят приблизиться. Истинно Говорю — коротко время! Заботливо Говорю — не упустите часа, ибо нити клубка разноцветны. Не в приятности отдыха, но во мраке бури полезен Мой голос ― умейте слышать!

Знаю людей, которые упустили зов из-за похлебки. Но Моя стрела пролетает в час нужды. Моя Рука готова поднять завесу сознания, потому нужна соизмеримость малого и большого, повторяемого и неповторяемого. Напрягитесь понять, где оно, большое! Говорю — время коротко!

Община II. IV. 4

 

4. Церковь хоронит Христа, Мы же воскрешаем Союз Мира. Церковь много говорит об Иуде, Мы же готовы поразить молнией предательство.

Двенадцать Евангелий, но где же оно, которое содержит Союз Мира? Так можно совершить Завет всех Учителей.

Уже увидели, как коммунист принимает Учение. Уже увидели, как легко говорить с коммунистом. Для одного Мы Махатмы, для другого ― ученые, для третьего ― повстанцы, для четвертого ― комитет революционеров, но само Учение покрывает все надежды коммунистов.

 Условие Наше для сотрудников — полное желание приложить к жизни Наши основы. Не теория, но практика.

Община II. IV. 5

 

5. Почтим Ленина со всем пониманием. Явим утверждение Учителя, сохранившего постоянное горение в удаче и в неудаче. Среди чуждых ему сотрудников нес Ленин пламя неугасимого подвига. Учение не прерывалось ни усталостью, ни огорчениями. Сердце Ленина жило подвигом народа. У него не было страха, и слово боюсь не было в его словаре. Ярко успел он зажечь своим примером свет. Руша, создавал он сознание народа.

Община II. V. 1

1. Эволюция Мира складывается из революций или взрывов материи. Каждая революция имеет поступательное движение вверх. Каждый взрыв в конструкции своей действует спирально. Потому каждая революция в своей природе подвержена законам спирали. Потому правы те, кто заботится о движении завоеваний революции.

Земное строение подобно пирамиде. Теперь попробуйте из каждой точки поступательной спирали опустить четыре грани пирамиды. Получите как бы четыре якоря, опущенных в низшие слои материи. Такое строительство будет призрачным, ибо будет построено на слоях отживших. Теперь попробуем из каждой точки вверх построить ромб ― и получим тело завоеваний верхних слоев, опередившее движение спирали. Это будет достойное строительство! Конечно, оно должно начаться в неизвестность, расширяясь наряду с ростом сознания. Потому строительство в революции является самым опасным моментом. Множества несовершенных элементов будут нагнетать построения вниз, в слои вещества отработавшего и отравленного. Только безумство мужества может обратить построение вверх, в слои неиспытанные и прекрасные содержанием новых элементов. Потому Говорю и Буду говорить, чтоб в построении избежать ветхих форм. Могу оправдать любое разрушение, но опускание в старые вместилища недопустимо. Пусть лучше дети строят, нежели открыть счет в старом банке. Довольно рассуждений богословских и чеков по счетам предательства. Нужно понимание Нового Мира во всей суровости.

Столько сделано Лениным, столько явлено теми, кто строил в бесконечность. Наша Община имеет основание требовать новых форм. Мы легче начнем слагать новый центр, нежели допустим старые знаки на новых ступенях. Примите это Указание для немедленного приложения.

     Община II. V. 2

 

2. Что требуется в Нашей Общине? Прежде всего ― соизмеримость и справедливость. Конечно, второе всецело вытекает из первого. Конечно, нужно забыть о доброте, ибо доброта не есть благо. Доброта есть суррогат справедливости. Духовная жизнь соизмеряется соизмеримостью. Человек, не отличающий малое от большого, ничтожное от великого, не может быть духовно развитым.

Говорят о Нашей твердости, но она лишь следствие Нами развитой соизмеримости.

Община II. V. 3

 

Мои предложения не приходят в спокойный час. Костер может быть раздут или потушен. Мы не любим глухое ухо. Истинный коммунист гибок, подвижен, понятлив и смел. Именно Ленин охватил бы пришедшую минуту Азии. Где же его ученики?

Жду, Жду. Не орешки в сахаре, но молния в буре. Жду, Жду, иначе не пройдете. Говорю решительно.

По Азии собираются слухи ― Наши стрелы пронзают пространство. Нужное время, как волна, катится. Юрта, как свет вулкана. И конь, как крылья сокола. И свинец, как возмездие дня, и шум копий, как цикады без устали.

Кому же собрали Мы жатву? Конечно, Общине Мира. Послушайте, искатели общины, огнем прочистите ухо. Жду, Жду, Жду! Время близко и благоприятно, если приблизиться без предательства и без тупости.

 

Община II. VIII. 1

 

1. Поймите, как называется сын страха и сомнения, — сожаление его имя. Именно, сожаление о вступлении на великое Служение срезает все следствия бывших трудов. Сомневающийся привязывает камень к ноге. Боящийся спирает дыхание. Но пожалевший о своей работе на великое Служение кончает возможности приближения.

Как же не отличить мужество, которое ведет к достижению? Как же не запомнить руку, задержавшую кинжал врага? Как же не опоясать силу, отдавшую на рост Мира? Поймите, буду твердить без конца, пока мост радуги не воплотит все цвета.

Кедры хранят целебную смолу, но улыбаются, когда сок чудесный идет на смазку обуви. Так будем хранить главные пути, применяя подробности к полезности.

Община II. VIII. 2

 

2. Руки Мои не знают покоя. Голова Моя поддерживает тяжесть дел. Рассудок Мой изыскивает твердость решений. Мощь опыта разбивает чужую немощь. На пределе ущерба Наполняю возможности новые. На черте отступления Строю твердыни. На глазах врага Развеваю знамя. Называю день утомления днем отдыха. Допускаю явление непонимания, как сор на пороге. Сокровенное Могу сокрыть в складках рабочей одежды. Чудо для Меня лишь след подковы. Решимость для Меня лишь хлеб обеденный.

Община II. VIII. 3

3. Не забудем, что Учение Будды должно быть очищено. Будда ― человек, носитель новой жизни, презревший собственность, оценивший труд и восставший против внешних отличий, утвердивший первую Общину Мира, завещавший век Майтрейи.

Нужно понять Его мужественное Учение, если хотите узнать Нашу Общину. Если попытаетесь приблизиться к Нам иными путями, то вихри отнесут вас, как сухие листья.

Прежде всего, забудьте все народности и поймите, что сознание развивается совершенствованием центров невидимых. Кто-то ждет Мессию для одного народа — это невежественно, ибо эволюция планеты имеет лишь планетарный размер. Именно, явление всемирности должно быть усвоено. Красный цвет является символом твёрдости стремления уничтожить различия рас. Кровь едина течет, и внешний мир не будет больше разделяем расами первичных формаций!

Потому красно знамя века Майтрейи!

Черта общины и сотрудничество может неслыханно ускорить эволюцию планеты и дать новые возможности сообщения с силами материи. Не надо думать, что община и завоевание материи находятся в разных плоскостях. Одно русло, одно знамя — Майтрейя, Матерь, Материя!

Рука, нити разбирающая, являет путь к Нашей Общине. Конечно, не будем говорить о точном времени возникновения Нашего места. Катаклизмы сложили удачные условия, и при Наших знаниях можно охранить Центр от непрошеных гостей. Явление ярых врагов буддизма позволило Нам затворить входы еще плотнее и обучить соседей хорошему молчанию. Нарушить и предать ― значит быть уничтоженным.

Община II. VIII. 4

4. Явление нужно понимать, как очевидное не глазом, но сознанием. В этом разница вашего и Нашего понимания. Вы называете фактом следствие его, но Мы можем отличить истинный факт, незримый вам.

Слепой судит о молнии по грому, но зрячий уже грома не опасается. Так нужно учиться отличать истинные факты от их следствий.

Когда Мы говорим о сужденном событии, Мы видим его истинное начало. Но кто будет судить лишь по видимым следствиям, тот будет запаздывать в суждении. Когда Мы говорим — идите против очевидности, Мы хотим сказать — не подпадайте иллюзии прошедших событий. Надо четко отличать прошлое от будущего. Именно, этим безразличием страдает человечество, вращаясь в иллюзиях следствий.

Творческая искра заключена в явлении события, но не в следствии. Занятое следствиями человечество подобно слепому, ощущающему лишь гром. Можно представить разницу между судящими по событиям и по следствиям.

Скажите вашим друзьям, чтоб научились наблюдать сущее по возникновению событий. Иначе останутся читателями газеты, составленной плутом.

Напрягайте сознание уловить возникновение событий, если хотите приобщиться к эволюции Мира. Можно назвать без числа примеры жалких, преступных и трагических непониманий, от которых смешивались сроки.

Дуб растет из желудя под землею, но глупец замечает его, лишь когда споткнется о него. Много спотыканий пятнают земную кору. Довольно ошибок и непониманий в час мирового напряжения!

Нужно понять, как бережно надо расходовать энергию. Надо понять, как только нужные двери приведут в покой Общего Блага.

Община II. VIII. 5

 

5. В каждой книге должна быть глава о раздражении. Необходимо вывести этого зверя из дому. Суровость Приветствую, также решимость. Указываю, как изгнать насмешливые шутки. Нужно помочь каждому выйти из затруднения. Нужно остановить каждый росток пошлости. Нужно дать каждому своё слово сказать и найти терпение. Пустую молву обрезать и найти десять слов против каждого слова, поносящего Учителя. Именно не промолчать на стрелу против Учителя. Матерь и Учитель — эти оба понятия должны быть ограждены каждою книгою. Свет величия не потушим.

Община II. VIII. 6

 

6. При космических построениях Служение обязывает изменить сознание. Ошибки могут быть. Самое большое преступление может быть оправдано, если источник его чист. Но измерить эту чистоту можно лишь просвещенным сознанием. Радость Служению может проявиться лишь при расширенном сознании. Надо помнить, что каждое трехлетие представляет ступень сознания, так же как каждое семилетие является обновлением центров. Успейте понять, что сроки сознания неповторяемы и потому непропустимы.

Справедливо спросить человека, задумавшего вступить на путь великого Служения, — чем думает он поступиться? Или он надеется лишь получить осуществление своих самых сладких мечтаний? Или удобно ему за крупицу веры присвоить земное богатство и занять несвойственное его сознанию положение?

Нельзя перечислить способы расширения сознания, но во всём лежит сознание правды и самоотверженности.

Община II. VIII. 7

 

7. Мудро провести черту между прошлым и будущим. Невозможно перечислять всё сделанное — несоизмеримо. Лучше сказать ― день вчерашний погас, научимся встретить зарю новую. Мы все растем, и дела наши расширяются с нами. После двадцати семи лет никто не юн. И мы можем понимать подвиг Служения. Негоже копаться в пыли вчерашнего дня. Постановляем отныне ступень новую. Начнем работать, окружив себя тысячью глаз. Усвоим чистоту мысли и соизмеримость действий. Так наполним дни наши, привыкнем к подвижности и решимости. Также не забудем, что нет на Земле выше данного плана Общего Блага. Явим понимание учений жизни. Как Моисей приносил достоинство человеческое, как Будда устремлял к расширению сознания, как Христос учил полезности отдачи, и как Новый Мир устремлен к мирам дальним!

Подумайте, какие сопоставления нас окружают! Подумайте о камне основания. Подумайте о данном пути. Подумайте, как границы Космоса с вами соприкасаются. Припомните шаги чудесных напряжений не в книге, но в жизни. Подумайте, сколько не было поднято и не вмещено, и, всё-таки, мы стоим на месте. Потому не отчаивайтесь ошибками, но восходите Иерархией Учения.

 

Община II. IX. 1

 

1. В день начала новой ступени скажем без укоризны о великом времени, когда научаемся отрываться от Земли и в теле уже приобщаться к мирам высшим.

Никто ничего не лишен — приди, протяни руку к трапезе духа. Утверди дух от материи и запомни, как трепещет сердце перед сиянием горы.

Мое Слово утвердить вас должно в красоте подвига. Перед путем оставим указы действий, снова соберем сознание поверх тверди. Прекрасно уже иметь астральное тело, когда дух уже не смутится перед полетами дальними. Потому будем радоваться каждому движению по коре Земли — в них как бы летать учимся.

Летать — какое прекрасное слово! В нем уже задаток нашего назначения. Когда тяжко, мыслите о полетах, пусть каждый мыслит о крыльях. Шлю смелым все токи пространства!

Община II. IX. 2

 

2. Истинно, надо иметь десяток переулков на один пожар. Усилено действие, когда за ним десяток решений. Для неопытных нужен пожар позади, но званые могут иметь все входы открытыми.

Нужно уметь понимать, как гнется клинок врага. Уметь улыбаться, когда конский топот врага слышен. Уметь понять, когда стрела летит выше головы, чтоб не наклониться.

Община II. IX. 3

 

3. Трудно вместить большое, но еще труднее вместить малое при расширенном сознании. Трудно приложить малую действительность к объему великого понимания. Как вложить великий меч в малые ножны?

Только испытанное сознание понимает ценность зерна действительности. Царство не в коронах и не в толпах, но в космосо-пространственности идей. Так учения жизни дополняют друг друга, не нуждаясь в привлечении множеств.

Сказал вам, что Дам третью книгу, когда будет принята община. Но Нам не нужны множества, но лишь сознание тех, кто Нам нужен; потому Даем третью книгу. Потому твердим еще о фактах истины и потому Мы предпочитаем напутствовать нарождение и не принимаем на Себя похоронных процессий.

Одним нужно трубить в уши Учение, другим можно лишь расставить вехи, третьим ― лишь дать односложные намеки, если сознание их может вместить даже малое. Как же Учение приветствует тех, кто может вместить каждую кроху, оценивая мировое значение каждой!

Каждое распадение эонов перемещает целые миры, тем самым мысли ваши призываются к бережливости мыслящей энергии.

Община II. IX. 4

 

4. Уявляю Указ явленному чистому новому другу. Нужно другу понять не внешность, не разумность, не приветливость, не терпеливость, но ту основную энергию, которая движет другом.

Каждый организм движется особой энергией, но нужно установить точно направление основного устремления. Однажды ученики спросили Благословенного: «Как понять исполнение заповеди отказа от собственности?» ― «Один ученик покинул все вещи, но Учитель продолжал упрекать его в собственности. Другой оставался в окружении вещей, но не заслужил упрека. Чувство собственности измеряется не вещами, но мыслями. Так община должна быть принята сознанием. Можно иметь вещи и не быть собственником. Учитель посылает пожелание, чтоб эволюция нарастала законно. Учитель умеет различить освободивших сознание».

Так сказал Благословенный и просил вообще не думать о собственности, ибо отречение есть омытие мысли. Ибо лишь по омытым каналам может пробиться основное устремление.

 

Община II. IX. 5

 

5. Напомню сказку, слышанную Акбаром.

Повелитель спросил мудреца: «Как увидеть гнездо измены и оплот верности?» Мудрец показал на толпу разодетых всадников и сказал: «Гнездо измены». После указал на одинокого путника и сказал: «Оплот верности, ибо одиночеству ничто не изменит». И с того дня повелитель окружился верностью.

Учитель принял всю меру верности. Рука Моя руке путника — огонь во тьме. У щита Моего ― тишина гор. Знаю, знаю, как Моей общине тесно. Уявление основ строительства уявляется в тишине.

Понимание материи может расти лишь там, где измена невозможна.

Община II. IX. 6

 

6. Когда представится затруднение с наследством, можно сказать: «Завещания отменены, но можно оставить общине пожелание, чтоб пользование известными предметами передано было бы известному лицу на пробное трехлетие». Так наследство будет превращением в кооперацию достойных. Можно поручить особым выборным следить за качеством работ. Полезно углублять сознание о постоянной испытуемости, ибо народ еще не умеет работать при сознании испытания. Между тем, всё вещество мира взаимно испытывается. Только нужно под испытанием понимать улучшение.

Община II. IX. 7

 

7. Можно понять, как Община Наша образовалась вокруг камня, на котором первый искатель развел огонь. Можно понять, как этот огонь вспыхнул синим нежгучим пламенем. Как около камня был построен конический шалаш и как по знаку начали приближаться иные искатели. Итак, Община великой Материи получила земное материальное основание. То же основание ляжет в Наши дела явленные.

Мы начинаем всегда в очень малом начертании. Это опыт очень многих веков и основной космический принцип. Зерно твердое и неделимое даст нарастание элементов. Но дрожание и нечуткость повторения дают туманность. Чуткость жизненного принципа заставляет экономить твердые зерна. Так ценит химик неделимые тела. Истинно, постройка должна быть нерушима, когда она вызвана необходимостью эволюции. Нужно понять разницу допущенного и данного неоспоримо.

Община II. IX. 8

 

8. В Нашей Общине не нужны утверждения и клятвы. Непритворны траты труда и незабываемы явления долга. Разве возможно многословие там, где приняты жизни на попечение? Там, где час может явиться длиннейшей мерой? Можно ли предать возможности времени, когда отрицаются материя и движение? Нужно преобороть робость и почуять вихрь спирали, и в стержне вихря иметь мужество спокойствия.

Столько Говорил о мужестве и против страха, ибо у Нас лишь космический научный метод! При входе надо дать себе отчет, где страх и крепко ли мужество?

Не Вижу ни одной подробности диалектики или методики. Знаем лишь суровые цветы необходимости. И надо дойти до Нас в сознании непреложности.

Суровость не есть сухость, и непреложность не есть ограниченность. При всём тяготении тверди почувствуете вихрь пространства и протянете руку к дальним мирам. Нельзя навязать ощущение уявления миров, но именно этим сознанием принимаем ответственный труд. Уносим себя в реальные возможности эволюции.

Чтоб понять подвижность

Община II. IX. 10

 

10. Почему нужно быть неуклюжими? Почему нужно производить впечатление невежд? Почему наши должны быть небрежными? Почему, когда идет спор, наши должны быть крикливыми? Почему наши должны болтать без меры? Обходите ненужную грязь. Видите, как каждую подробность надо подчеркнуть, иначе обычай Нашей Общины не укрепится в вас.

Дисциплина свободы отличает Наши общины. Не только дух дисциплинирован, но и качество внешних действий. Слишком печалиться не Наш обычай. Слишком широко считать людей не Наш обычай. Слишком ждать не Наш обычай. Нужно мочь заменять сложный план более простым, никогда наоборот, ибо противники Наши действуют от простого к сложному. Думайте укрепить друзей ваших.

Держите в жилищах ваших чистый воздух, устремляйте к приходящим лучшие пожелания и очень ждите Нас. Пусть каждая община ждет своего Учителя, ибо община и Учитель составляют концы одной колонны. Даже в мелочах дня нужно помнить основание дома. Опять приходим к необходимости изменить качество сознания, тогда легок переход.

Община II. IX. 11

 

11. Руки, устрашающие вас, не достигнут вас, когда идете, обвитые спиралью преданности. Если бы глаз в грубом зрении мог увидеть панцирь преданности, но тогда человек уже не был бы в низшем сознании. Уроки прежних жизней не доходят до закрытых глаз. Именно, без крыльев над бездной остается каждый, приближающийся к Нашей Общине в ветхом сознании. Как взрывом озона, будет поражен каждый, кто в гордости пытается проникнуть к Нам. Как же объяснить, что не Мы, но сам себя гордец поражает? Так же как гибнет вошедший в пороховую мастерскую на металлических подошвах. Умение применить стальные гвозди на подошвах дает недурного скорохода, но каждый рабочий научит надеть мягкие туфли на взрывчатой поверхности. Так нужен буфер для насыщенной атмосферы.

Укажу на Благословенного — когда Он шел в горы, Он тоже уделял время, чтобы смягчить переход. Этим достигается экономия энергии. Поистине, это единственная экономия, допустимая и оправданная, иначе между мирами могут образоваться каверны, и кто знает, каким газом они могут быть заполнены? Могу советовать сберегать энергию, ибо каждая напрасная расточительность, как по струне, на далекое расстояние поражает пространство. Нужно в каждой былинке беречь Космос, если мы готовы стать вселенскими гражданами.

Община II. IX. 12

 

12. О качестве путешествий.

Необходимо усвоить, как нужно путешествовать! Не только надо оторваться от дома, но надо преобороть само понятие дома. Точнее сказать, нужно расширить дом. Там, где мы — там и дом. Эволюция свергает явление дома-тюрьмы. Успех раскрепощения сознания даст возможность стать подвижным. И не подвиг, не лишения, не возвеличение, но качество сознания отрывает от насиженного места. В насиженном месте столько законченности, столько кислоты и пыли. Мы против затворничества, но маленькие домики с проплесневевшей атмосферой хуже пещер. Да, да, да! Следует покончить с пристанями подлости. Зовем тех, кто может дать простор мысли.

Хочу видеть вас идущими по лицу мира, когда от множества границ стираются народности. Как можем летать, когда пришпилены на маленький гвоздик?! Удумать надо, как человечеству нужны путешествия!

Община II. IX. 13

13. Часто вы говорите о несовершенстве существующих книг. Скажу больше — ошибки в книгах равны тяжкому преступлению. Ложь в книгах должна быть преследуема, как вид тяжкой клеветы. Ложь оратора преследуется по числу слушателей. Ложь писателя — по числу отпечатков книги. Занимать ложью место народных книгохранилищ — тяжкое преступление. Нужно почуять истинное намерение писателя, чтоб оценить качество его ошибок. Невежество будет худшим основанием. Страх и подлость займут ближайшее место. Все эти особенности непозволительны в общине. Устранение их нужно осуществить в новом строительстве. Запретительные меры, как всегда, не пригодны. Но открытая ошибка должна быть удалена из книги. Необходимость изъятия [ошибки] и перепечатка книги образумит писателя. Каждый гражданин имеет право доказать ошибку. Конечно, нельзя препятствовать новым взглядам и построениям, но неверные данные не должны вводить в заблуждение, потому что знание есть панцирь общины и защита знания ложится на всех членов.

Не позже года должны быть проверены книги, иначе число жертв будет велико. Особенно надо беречь книгу, когда достоинство её потрясено. На полках книгохранилищ целые гнойники лжи. Было бы недопустимо сохранять этих паразитов. Можно бы сказать: «Переспите на плохой постели, но невозможно предложить прочесть лживую книгу».

Зачем обращать лучший угол очага во лживого шута! Именно, книги засоряют сознание детей. Должно отметить вопрос книги!

Община II. IX. 14

 

14. Однажды женщина остановилась между изображениями Благословенного Будды и Майтрейи, не зная, кому принести почитание. И изображение Благословенного Будды произнесло: «По завету Моему почитай будущее. Стоя в защите прошлого, устреми взгляд на восход».

Помните, как Мы работаем для будущего, и всё существо ваше устремите в будущее!

Община II. IX. 15

 

15. Ускорение сроков необходимо, иначе уплотняется невежество. На пределе Нового Мира столпились все язвы. Вихрь намел кучи отбросов. Умение смотреть мужественно в глаза мерзости невежества складывает меры необычные. Следует уметь, наконец, показать отличие людей пригодных. Почему люди, могущие, должны погибать среди цепей предрассудков?

Детей надо спросить, могут ли они отойти от страха быть нелепыми в глазах толпы? Готовы ли поступиться личным удобством ради Нового Мира? Надо сурово спросить, ибо явленное пламя не боится ветра.

Преданность переносит через бездну, но трепетание чуткости должно окрылять эту преданность.

Община II. IX. 16

 

16. На пути не отдыхай под гнилым деревом. В жизни не прикасайся к людям с потухшим сознанием. Неразвитость сознания не так заразительна, как сознания потухшие. Потухшее сознание является настоящим вампиром. Нельзя напитать извне пропасть невежественного сознания. Именно, эти люди бесполезно выпивают энергию. После них непомерна усталость. Как зловоние, нужно миновать их, преграждая флюиды разложения. Трудно различить границу неразвитости и потухания. Но одно качество будет несомненно. Неразвитости будет или может сопутствовать трепетание преданности, но потухший кратер полон золы и серы. Учение не отказывает тратить энергию на неразвитость, но есть степень потухания, когда не залить бездну новым веществом. Только катаклизм с ужасом нежданности может растопить застывшую лаву.

Помните о сокровище сознания. Трепет вещества Космоса являет пульсацию пробуждаемого сознания. Именно, радуга знания течет из трепета сознания. Видимая река из невидимого истока.

Всеми опытами прошлого и всеми достижениями будущего помните о сознании!

Община II. IX. 17

17. В холоде даже собака греет. Неслыханно мало людей, потому даже убогих неприятелей нельзя отгонять, если в них не заросла ячейка духа.

Хотел бы напомнить, как Благословенный являл внимание даже неприятелям. Эта книга читается в преддверии общины. Должно предупредить входящего о всех его недоумениях. Кажется часто, что противоречия неразрешимы. Но, путник, где же противоречия, когда видим лишь изобилие путевых знаков? Бездна преграждается горой, и гора ограничивается морем. Обувь для гор не годна для моря. Но ведь входящим приходится менять своё вооружение ежечасно. Не только подвижность, не только быстрота мысли, но нужен навык менять оружие. Не так легко привыкнуть к смене оружия. Подле чувства собственности стоит привычка, и трудно заменить приспособленность к предметам приспособляемостью сознания. Для поверхностного мышления получается почти игра слов, но как бы нужно было понимать разницу понятий руководителям судеб народов!

Невозможно отравленному сознанию различить момент свободы и, связанности. Человек, потерявшийся в догадке, где рабство и где свобода, не может мыслить об общине. Человек, извращающий Учение, не может мыслить об общине. Основание общины — в свободе мышления и в уважении Учителя. Признать Учителя ― значит стать в ряд работающих на пожаре. Если каждый от родника устремится к пожару без порядка, то и родник будет затоптан без пользы.

Как бы лучше понять бережливость в сознании? Это ― оградить понятие Учителя. Ведь Учитель, ведь знание, ведь эволюция мира будут путями к дальним мирам!

О дальних мирах опишем в книге «Беспредельность». Здесь же запомним, что Врата общины ведут к дальним мирам!

Община II. X. 1

1. Печать — страж тайны. Тайна существовала во все времена. Там, где малое знание, там и тайна. Устрашающе подумать, что известное качество сознания ничем не отличается от уровня каменного века. Чужое мышление, не человеческое, не хочет двинуться ― именно не хочет.

Учитель может лить знание, но оно более служит пространственному насыщению, потому учащий не одинок, даже без видимых учеников. Помните это, приближающиеся к общине! Помните тайну не отчаиваться.

Тайна будущего лежит в стихийном устремлении. Извержение вулкана не может быть отсрочено, также Учение не может быть отложено. У Указа времени не бывает опоздания — вольется ли оно в чашу сознания или же вознесется в пространство. Нельзя учесть, когда личное сознание или множитель пространства важнее. И в ту минуту, когда ближайший не дослышит, эхо пространства гремит. Потому не отчаивайтесь, приближаясь к общине.

Книга «Зов» не знала препятствий. Книга «Озарение» камню подобна. Книга «Община» подобна плавателю перед бурей, когда каждый парус и каждая веревка содержат жизнь.

Уявление общины подобно химическому соединению, потому будьте чисты, будьте проникновенны и забудьте цепи отрицания. Запретом и отрицанием не повторите тиранов и изуверов. Невежеством и чванством не уподобьтесь золоченым дуракам.

Конечно, община не допустит вора, кто кражею утверждает худший вид собственности. Явите суровость, умейте почтить тайну так, что даже самому себе не повторять срока, — как волна принимает камень только один раз.

Можно запечатывать, если знаете ценность посылки.

Община II. X. 2

 

2. Поймите Учение. Поймите ― без Учения не пройти. Нужно эту формулу твердить, ибо в жизни многое делается без Учения. Учение должно окрашивать каждый поступок и каждую речь. Окраска, как прекрасная ткань, украсит следствие речи. По следствиям нужно судить о качестве посылки. Нужно привыкнуть, что сама посылка может казаться непонятной, ибо только её внутреннее значение имеет щит.

Привыкайте вкладывать значение в каждую речь, изгоняя ненужный лепет.

Трудно отказаться от собственности, также трудно преодолеть лепетание.

Община II. X. 3

 

3. Умейте принять, когда вас назовут материалистами. В действиях и в мышлении мы отделиться не можем от материи. Мы обращаемся к высшим слоям или к грубейшим видам той же материи. Можно научно показать эти взаимоотношения. Также научно можно доказать, как качество нашего мышления действует на материю.

Эгоистическое мышление привлекает низшие слои материи, ибо этот образ мышления обособляет организм — как одинокий магнит не может притянуть более своего напряжения. Иное дело, когда мышление производится в мировом масштабе, получается как бы группа магнитов, и может получиться доступ к высшим слоям.

Лучше можно наблюдать на одном чувствительном приборе, фиксирующем качество мышления. Можно видеть спирали, идущие сверху или погруженные в темноватый пар, — наиболее наглядное обучение материальности мышления при качестве внутреннего потенциала. Эти простые манифестации показывают двойное значение: первое — они обличают невежд, которые представляют себе материю, как нечто инертное и не имеющее ничего общего с началом сознания; второе — значение имеют для ищущих, которые отдадут себе отчет в качестве мышления.

Поучительно наблюдать, как мысль заражает пространство, — получается аналогия с процессом выстрела. Пуля летит далеко, но дым распространяется в зависимости от атмосферных условий. Плотность атмосферы заставляет дым надолго прослаивать утреннюю зарю. Так берегите ваше мышление. Тоже научитесь мыслить красиво и кратко. Многие не видят разницы между мыслью для действия или рефлексом мозга. Нужно уметь пресекать рефлекторные спазмы, которые ведут к полусознательности. Развитие рефлекторной деятельности похоже на опьянение.

До общины доходят в ясности мышления. Яркую, непередаваемую ответственность приносит явление мышления. Мы очень заботимся, чтоб сознание ответственности не покидало Нас.

Община II. X. 4

 

4. Образование народа надо вести с начального обучения детей с возможно раннего возраста. Чем раньше, тем лучше. Поверьте, переутомление мозга бывает только от неповоротливости. Каждая мать, подходя к колыбели ребенка, скажет первую формулу образования: «Ты всё можешь». Не надобны запреты; даже вредное не запрещать, но лучше отвести внимание на более полезное и привлекательное. То воспитание будет лучшим, которое сможет возвеличить привлекательность блага. При этом не надо калечить прекрасные Образы как бы во имя детского неразумения не унижайте детей. Твердо помните, что истинная наука всегда призывна, кратка, точна и прекрасна. Нужно, чтоб в семьях был хотя бы зачаток понимания образования. После семи лет уже много потеряно. Обычно после трех лет организм полон восприятий. Рука водителя уже при первом шаге должна обратить внимание и указать на дальние миры. Беспредельность должен почуять молодой глаз. Именно глаз должен привыкнуть допустить Беспредельность.

Тоже необходимо, чтобы слово выражало точную мысль. Изгоняются ложь, грубость и насмешка. Предательство даже в зачатке недопустимо. Работа «как большие» поощряется. Только сознание до трех лет вместит легко общину. Как ошибочно думать, что ребенку нужно дать его вещи, ибо ребенок легко поймет, как могут быть вещи общими.

Сознание «всё могу» не есть хвастовство, но лишь осознание аппарата. Самый убогий может найти провод к Беспредельности, ибо каждый труд в качестве своём открывает затворы.

Община II. X. 5

 

5. Правильно думаете, что без достижений техники невозможен коммунизм. Каждая община нуждается в технических приспособлениях, и Нашу Общину нельзя мыслить без упрощения жизни. Нужна явленная возможность применять достижения науки, иначе мы обратимся в обоюдную тягость. Как материалисты-практики, Мы можем смело утверждать это. Мало того, Мы можем настойчиво укорить всех ложнореалистов. Их униженная наука и слепота мешает им в достижении того, к чему они стремятся.

Точно фарисеи древности, они прячут страх перед допущением того, что другим уже очевидно. Не Любим невежд, не Любим трусов, попирающих в ужасе возможности эволюции.

Тушители огней, светоненавистники, не всё ли равно с какой стороны вы ползете! Вы хотите затушить пламя знания, но невежественная коммунизм — темница, ибо коммунизм и невежество не совместимы. Нужно знать. Не верьте, но знайте!

Община II. X. 6

6. Мы готовы поддержать каждого изобретателя, ибо даже самый малый изобретатель пытается внести улучшение в жизнь и заботится явить бережливость энергий. Учитель узнает ручательство и заботу о сохранении энергии. Эта упорная бережливость позволяет доверять ученику. Конечно, эта бережливость далека от скупости. Полководец, берегущий отборных солдат, действует сознательно. Каждая возможность является нашим воином, но нужно понимать вещи объединительно.

Однажды было сказано о трех мировых организациях ― иезуиты, масоны, и ламы. Не следует их понимать узко. К иезуитам примыкают клерикальные конгрегации. За масонами масса ложного оккультизма. За ламами сознание Востока со всем индуизмом и мусульманством. Подумайте, какие аппараты выдвигаются!

Как нужно быть осмотрительными при изобретениях, чтоб не лишить их прямой целесообразности! Нужно знать кого вооружаете в каждый момент. Пусть сознание мировой эволюции поможет вам найти пригодные стрелы. Уши ваши должны слышать шаги эволюции, и решимость не должна обмануться. Вы должны определённо решить ― хотите ли вы отлить колокол иезуитам, или отточить магическую шпагу масонам, или хотите просветить сознание масс Востока.

Как худа неряшливость у изобретателя, как губительна необдуманная реакция, как непростительна ошибка невежества!

Мы можем ценить труд изобретателя в мировом размере при осознании направления мировой эволюции. Трудно понять приложимость законов динамики, пока не усвоили устои материи.

Община II. X. 7        

7. Коммунизм, поддержанный техникой, даст мощное устремление к знанию. Именно община должна быть самым чутким аппаратом эволюционности. Именно в сознательной общине никто не может утверждать о сложившейся мироизученности. Всякая тупая преграда отметается обостренной вибрацией коллектива. Даже намёк на законченность делает невозможным пребывание в общине. Кто же примет клеймо тупости?

Червь не будет ограничивать своих проходов мрака — вы же, глазеющие в Беспредельность, вы не можете червю уподобиться!

Несовершенная изобретательность некоторых из вас уловила невидимые лучи и неслышимые ритмы. Грубым воображением, грубыми приборами все же были уловлены некоторые космические токи. Но ведь дурень поймет, что воображение может быть утончено и приборы улучшены. Исходя из самоулучшаемости, дойдете до Беспредельности. Буду твердить о возможностях улучшений, пока самый закоснелый не устыдится своей ограниченности.

Не может быть коммунизм, ограничивающий своё сознание, иначе он уподобится женской ноге старого Китая. Тоже тьма обычая вызвала это безобразие.

Какой общинник может прикрыться плесенью суеверия? Ведь никто не употребляет убогий первобытный паровоз, также никто не может остаться при младенческом понимании реальности.

Ленин мыслил широко и понимал материю. Неужели вы не можете хотя бы частично следовать за вождем?

Младенческий материализм явится дурманом для народа, но материализм просвещенного знания будет лестницей победы.

Без отрицаний, без суеверий, без страха пойдете к истинной общине. Без чудес, беспоклонно найдете ясную реальность и киркою испытателя будете вскрывать закрытые глубины. Полюбите бесстрашие знания.

Община II. X. 8

8. Указать надо о качестве требуемого знания. Знание должно быть безусловно. Каждая условная, связанная наука причиняет непоправимый вред. Свободное сочетание элементов даёт неповторённые, новые достижения.

Кто может предписать химику пользоваться лишь одной группой элементов? Кто может заставить историка и философа не касаться исторических фактов? Кто может приказать художнику употреблять лишь одну краску? Знанию всё открыто.

Единственным преимуществом в областях знания будут большая убедительность и привлекательность. Если хотите увлечь вашим знанием, сделайте его привлекательным, настолько привлекательным, чтоб книги вчерашнего дня показались сухими листьями. Победа убедительности избавит от несносных запретов.

Больше всего заботьтесь изгнать из жизни учащихся запреты. Общинникам это особенно легко, ибо их книга может быть особо вдохновенна и увлекательна. Конечно, писарское изложение общины невыносимо. Убогий аптекарь оттолкнет каждого, кто не выносит бездарного отношения к красоте. Около общины должна быть вдохновенность.

К свету тянутся растения — этот закон, первичного сознания, непреложен.

Идите путем непреложности и стройте жизнь. Ничего нет отвлеченного, и жизнь впитывает каждую мысль. Потому будьте реалистами истинной реальности.

Община II. X. 9

 

9. Коллективизм и диалективизм — два пособия при мышлении о материализме. Существо материализма являет особую подвижность, не минуя ни одного явления жизни. Учитель являет лишь вехи нужные. Можно развивать положения, мысля сказанными путями. Нужно до такой степени обосновать материализм, чтоб все научные достижения современности могли войти конструктивно в понятие материализма.

Мы говорили о астральных телах, о магнитах, о свечении ауры, об излучении каждого предмета, о перемещении чувствительности, об изменении весомости, о проникновении одного слоя материи через другой, о посылках мысли через пространство, о явлении цементирования пространства, о чувстве центров, о понимании слова материя. Много невидимого, но ощутимого аппаратами, нужно вместить тем, кто хочет приложить технику в жизнь. Нужно заменить идеальные слюни твердым разумом.

Мы, материалисты, имеем право требовать уважения и познавания материи.

Друзья, материя не навоз, но вещество сияющее возможностями. Нужда человечества ― от презирания материи. Настроены храмы, где востребована помощь для обмана и убийства, но не воспеты гимны знанию!

Община II. X. 10

 

10. Спрашивают: «Как приступить к Учению? Ведь для этого нужно переродить сознание?» Конечно, сознание перерождается после Учения. Для начала надо открыть и омыть сознание. Открытие сознания делается моментально одною волею. Желайте открыть сознание!

Община II. X. 11

11. Мои молодые друзья, опять вы собрались во имя Учения, и опять у вас получился вечер с гостями. Между тем, сказано и повторено, чтоб час беседы об Учении был лишен обывательских пересудов. Пусть этот час будет реже, но качество его должно быть охранено. Вы приближаетесь закоулками, вы превозмогаете усталость трудового дня, вы несете частицу Общего Блага, но нажитые вещи знакомого помещения разбивают ваше устремление, и незаметно вы становитесь пыльными жильцами. Мало того, кто-то из вас замечает случившееся и становится добровольным надзирателем и погружается в малюсенькое раздражение. Ткань беседы разорвана и начинается недостойное штопание. Мы просим, хотя бы один час, быть сознательно ответственными людьми. Если вам труден час в неделю, то лучше сойдитесь через четырнадцать дней. Сумейте исключить на это время все волнующие, звериные привычки — курение, вино, еду, мелкие сплетни, обороты мелких дел, осуждение и гнев. Сойдясь, посидите несколько минут в молчании. Если же кто из вас не найдет силы просветить сознание, то пусть молча выйдет снова на холод и тьму. Мы враги всякой насильственной магии, но естественный контроль сознания должен стать условием реальных построений. Ведь на час можно отрешиться от личных попыток. Если же это трудно, то как же можете думать об успехе и росте сознания? Вол знает жвачку, но дальше пищеварения не растет. Сделайте усилие дать беседам красоту, простоту и чистоту общины.

Самые неожиданные проблемы знания, самые дерзновенные образы красоты пусть вытолкнут вас из затхлого уголка. Поймите, Хочу видеть вас, хотя бы временно, особенными и вместившими. Эти зерна кооперативного мышления дадут вам настойчивость достижений. Не только решимость, но и настойчивость нужна.

Поймите концентрацию как опыт сознания. Дайте видеть вас идущими устремлённо и сознательно. Говорю для немедленного исполнения.

Община II. X. 12

 

12. Чуете ли истинный вред, причиняемый ошибочными поступками? По эгоизму не думаете ли, что вред прежде всего касается вас самих? Но в плане действий не вы одни, но каждый шаг ваш касается и тех ответственных, которые самоотверженно идут. Много непоправимого причинено во время легкомысленных собраний. Учение много раз указывало на связь коллектива. Нужно беречь тех, кто рискуют для ускорения следствий. Мысленно оберегитесь от пагубных, резко омраченных настроений. И еще Спрошу, научились ли вы читать книги Учения? Нет ли желания привязать мысль к одному столбу? Очень любим красивые притчи, но забываем, что в каждой из них заложена цена жизни.

Для вечерних собраний очень остроумно отметить необычный состав речи или очень странное выражение, но подумайте, не висит ли на каждой букве этого выражения множество жизней? У каждого должно вспыхнуть сознание важности часа, в который он призван. Когда давно Говорил о легкомыслии, нужно было сразу принять в сознание серьезность момента и заставить себя вместить чувство ответственности. Вне дел, вне личных и вне групповых преуспеяний нужно ощутить эволюцию с её особенностями. Так чётко мыслите. Старайтесь улучшить собрания.

Община II. X. 13

 

13. Когда самый незнающий и несознательный скажет об Учении: «Кажется, это какое-то другое общинное учение», — умейте справедливо ответить. Скажете: «Каждая община, основанная на труде и знании реальности, не вредит делу усовершенствования человечества». При движении Космоса нельзя пребывать в кажущейся недвижности — или назад, или вперед. Все осознающие общину движутся вперед. И не может быть общины противной друг другу, так же как ощущение голода не может быть противоположно во всех видах. Так против общины будет говорить лишь тот, кто начал двигаться назад, входя в состав космического сора.

У еще неопытных общинников немало подозрительности и чванства, но для Нас Община является сложившимся делом жизни. И Мы можем говорить о ней со всею ясностью долгого опыта. Нас не запугает никакая недодуманная неразбериха, и Мы видели достаточно космического сора и принадлежать к нему не собираемся.

Община II. X. 14

 

14. Часто вы удивляетесь, что Учитель предусматривает самые малые подробности. Но кто вам сказал, что эти подробности малы? Часто нога ломается от самого ничтожного камня и стебель травы ввергает в пропасть.

Даже в будничной жизни вы устраняете опасности от близких, разве в жизни общины не увеличена охрана жизни сотрудников? Уста Друзей не промолчат, но надо научиться, как слышать зов предупреждения.

В малых ячейках легко приспособить внимание, но сотрудничество человечества обязывает приучиться к неожиданным проявлениям. Не преувеличивая каждая минута неблагополучна, но и привыкнуть к этому постоянному неблагополучию нельзя, иначе потеряется сторожевая чуткость. Именно, как орел на вершине, не потеряйте зоркость. Зоркость растет лишь опасностями.

Община II. X. 15

 

15. Опасайтесь миссионерства не только в отношении чужих зазываний, но чтоб и самим не сделаться миссионерами. Невозможно исчислить вред миссионеров, и нельзя без презрения увидеть, как на базаре продается Учение с уступкой. Умейте понять, что сознающее своё значение Учение не будет выставлять себя на базаре. Только исключительное невежество последователей может поставить Учение в позорное положение лжи и пресмыкания. Притом положение миссионеров настолько ложно, что невозможно назвать, кто из них мог удержаться от подлости или комизма. Можно жалеть тех молодых, кто неосведомленно принял эту бесцельную работу.

Какое трогательное единение инквизиторов и крестоносцев! Неудивительно, что первые обратились в сыщиков и вторые в палачей, ― логическое следствие.

Но не думайте, что, осудив чужое миссионерство, легко избежать своего собственного. Тонка черта между утверждением и навязыванием. Часто легко унизить себя не по цели. Каждая капля, мимо упавшая, обращается в жгучую кислоту. Насильственное набухание дает лишь водянку, и вы знаете, что лечение её невозможно. Потому только качество, но не количество.

Каждый постучавшийся отвечает сам, но зазванный ляжет жерновом на шею звонаря.

Община II. X. 16

 

16. Явили осуждение миссионерам и собраниям друзей, но к кому же надлежит отнестись особо сурово? Конечно, к самому себе. Как следует нести Учение наедине, как пройти между ханжеством и наглостью? Не ряды свидетелей, но лишь сам судья! Каждый чтит своё достоинство, так же каждый оценивает жемчужину своего сознания. Учение жизни оценивается жемчужиной сознания. Можем ли извергнуть сокровище существований?!

Нужно уметь перед собою нести Учение, как последний огонь, как последнюю пищу, как последнюю влагу. Явить нужно любовь и бережливость, как к последней возможности и воде. Поступая наедине, можем показать меру преданности. Нужно уметь создать мир личной ответственности за своё сознание, тогда осуждение превратится в суждение правды.

Качество совета.

Община II. X. 18

 

18. Не захлебнитесь многословием. В многословии теряются гибкость и находчивость. Многословие создает нарезку винта, и ничто новое не может пройти этим жерлом. Все пули отливаются на фабрике, но фабричное изделие не дает нового знамени. Община без гибкости и находчивости превращается в очень скучное времяпрепровождение. Как же для каждого найдете особую пулю по одному винту? Вот пришел ребенок, вот девушка, вот воин, вот старик — нельзя дать всем один совет, иначе разбегутся ваши гости.

Конечно, вы скажете: «Мы отлично знаем, как действовать». Мне же придется ответить ― тем хуже, если знаете и не делаете. Много мужества надо, чтобы послушать ваши нарезные речи. Необходимо научиться говорить короче и содержательнее, иначе община будет отменена по скуке. Скука — опасный зверь! Но гибкость и находчивость одни сохранят свежесть дерева свободы.

Община II. X. 19

19. Наша Община, прежде всего, ставит условием для вступления два сознательных решения: труд без границ и принятие задач без отказа. Устранить слабоволие можно двухстепенной организацией. Как следствие труда безграничного, может быть расширение сознания. Но многие недурные люди не мечтают о следствии, запуганные непрестанным трудом и непомерными заданиями. Между тем они в основе восприняли идею общины. Было бы пагубно включить этих еще слабых людей в общину, но чтобы не погасить их, нельзя отвергнуть. Для этого нужно иметь другую организацию — друзей общины. Там, не покидая обычного уклада жизни, пришедшие могут углубить осознание общины. Такая двухстепенная организация позволяет сохранить более искренности в работе. Если же допустить формальный прием в общину, то придется периодически исключать негодных. Иначе говоря, тогда община вообще не будет существовать. Просто будет заведение под фальшивой вывеской, перед которым Синедрион фарисеев был бы высоконравственным учреждением.

Друзья общины позволяют иметь резервуар, не предавая основ Учения. Друзья общины не скрывают слабости, и это дает возможность успешно подкреплять их.

Именно, Говорю ― друзья, ибо для Запада это наименование понятнее. Между собою Мы называем их учениками известной степени, но Запад плохо вмещает Наше понятие ученичества. Потому останемся при наименовании более понятном.

Мы знаем книги Маркса и Энгельса, даже Наши представители в свое время беседовали с Марксом. Все их положения легко вместимы Нами. Мы не находим закостенелости и отверганий материи.

Нелепо, чтоб Запад не вместил Наши простые положения, укрепленные долгим опытом.

Наши общины стары! Отчего лучшие люди поняли общину и никакой иной формы не предложили?

Община II. X. 20

20. Принятие поручений Общины имеет некоторые признаки. Рассмотрим искренность и жаление. Искренность есть не что иное, как кратчайшее достижение. Напрасно сентиментальные люди навьючивают на искренность романтические лохмотья. Искренность есть понятие реальное и непобедимо острое. Не для расплывчатой доброты можно на примерах показать, как искренность подобна правильно направленному удару копья. Каждое сомнение уничтожит мощь удара. Потому для Нас искренность есть кратчайшее достижение. Другое дело ― жаление. Жаление есть лужа, где скользит верная нога. Жалеющий опускается до уровня жалеемого. Сила жалеющего растворяется в сумерках жалеемого — следствие самое плаксивое.

Не нужно смешивать жаление с состраданием. В сострадании ничто не растворяется, но нарастают кристаллы действия. Сострадание не плачет, но помогает.

Рассмотрим обвинение и явление. Обвинение практично для обвиняемого. Обвинение или заслужено ― и тогда чужая формулировка поучительна, ибо всегда разнится от нашего понимания. Или обвинение чаще не заслужено ― и тогда можно в спокойствии ожидать, как преломился ваш поступок в злобе невежества.

Явление нужно понять не в смысле назойливости, но в отношении качества быть невидимым. Мечта народов о шапке-невидимке может претвориться в жизни без волшебства. Можно отвлечь внимание от себя, но это гораздо труднее, нежели привлечь. Так надо уметь понять импульс наблюдателей. При поручениях важно качество быть невидимым.

Рассмотрим общение и устремление. При общении нужно сохранить нужду к себе. Не спрашивайте советов, но дайте высказать их. При устремлении не обратитесь в погоню, иначе за вами побегут гуляки и стража.

Так знайте, какова поклажа поручений! Нужно знать, как переходить страны.

Община II. X. 21

 

21. Ничто не закончено, ничто не недвижимо, потому отнесемся сознательно к тому, что можно предусмотреть. Когда Мне удается предусмотреть нужные действия, не считаю это законченным. С одной стороны, вы и множество кармических обстоятельств могут нарушить уровень предусмотренного, с другой стороны, Мы и новая карма можем улучшить соединение частей.

Истинно, когда можно что-нибудь упростить и украсить, мы должны это сделать. Слепо прикрепляться к чему-то, несомому потоком, было бы похоже на кораблекрушение. Значение потока нужно осмыслить. Указанная подвижность есть лишь приготовление к осознанию великого потока. Как неубывающая спираль, питаемая силами материи, стремится вечный поток. Мысль может догонять свет, который может следовать за потоком.

После подробностей обихода нужно обращаться к явлениям великого движения. Нужно взлетать и тем оторваться от Земли. Уявление великого потока принесите к вашему рабочему станку и окрылите ваш труд. Как же иначе вольете совершенную технику в ваши изделия? Насыщенность трепета возможностей даст ритм работе. От каждого зерна, сознательно уявленного, подымается серебряная нить к дальним мирам. Мысль пронижет слои атмосферы и соткет пряжу.

Как растолковать, что без единения миров жизнь на земной коре ― нелепость?! Сознание малости и несовершенства Земли может помочь тяготению к дальним мирам.

Не забудем, что мы ― микроорганизмы, населяющие складки планеты. Надо научиться мыслить. Качество мышления образуется одиночеством во всей разумной устремленности. Именно, мысль высекает искру жизни из вещества материи.

Община II. X. 22

 

22. Замечали ли вы, какая разница между действием по внешнему приказу и под осознанием импульса? Могу приказать принести воды — и вода будет получена. Но если водочерпий проникнется сознанием необходимости, то больше половины препятствий в пути будут устранены. Потому избегаем внешних приказов, предпочитаем наведение воли, чтобы сознание восприняло нужность действия. Помимо очевидных последствий также важна карма, создаваемая внешним приказом.

Обратите внимание, чтоб указы подготовлялись заранее и тем могли входить в сознание исполнителей. Потому без сотрудничества приказ подобен полету стрелы против ветра. Даже неожиданность приказа должна быть предвидена. Тогда неожиданность превратится в пережитую напряженность.

Умейте вызвать сотрудничество не только в поступках, но и в мышлении. Только тогда можно отпустить сотрудника на расстояние. Явление поручения обязывает к самостоятельным действиям. Поток понесет устремившихся.

Община II. X. 23

23. Космогоническая индусская сказка сообщает: «Жило ужасное чудовище, пожиравшее людей. Однажды чудовище преследовало намеченную жертву. Человек, спасаясь, нырнул в озеро, чудовище прыгнуло за ним. Ища спасения, пловец скакнул на спину чудовища и крепко схватился за торчащий гребень. Чудовище не могло опрокинуться на спину, ибо брюхо его не было защищено. Оно устремилось бешеным бегом, ожидая, когда человек изнурится. Но человек думал, что он своим отчаянным положением спасает человечество, и в этой мировой мечте силы его напрягались без устали. Чудовище, между тем, так ускорило бег, что искры летели огненным хвостом. И в пламени чудовище стало подыматься над Землею. Мировая мысль человека подняла даже врага.

Когда люди видят комету, они благодарят отважного устремленного вечно. Мысли людские мчатся и дают новые силы всаднику чудовища. Белые, желтые, красные и черные люди устремляют мысли к тому, кто давно стал огненным».

Устремите себя на руководящую мысль о помощи человечеству. Думайте ясно, что вы делаете не личное, не групповое, но абсолютно полезное дело. Делаемое вами без времени, без ограничения пространства является трудом на соединение миров. Храните руководящую огненную мысль.

При ежедневном руководстве можно утерять сознание руководящей мысли. Слабые умы думают, что они остаются без связи с руководителем, — обычаи обихода делают их обычными. Но именно среди ежедневности можно растить пламенную мысль. Как металл куется обычным молотом и как зерно, полное величия субстанции жизни, собирается обычным серпом, так среди обычных дел усмотрите нить величия!

Нужно превозмочь обычное [тем], кто носит знак Майтрейя ― Община!

Община II. XI. 1

 

1. О поднятии врага.

Учение Общины очень заботливо имеет в виду поднятие врагов. Для этого не следует отягощать врага прямыми предложениями. Но личное устремление к мировым заданиям может достичь такого напряжения, что неминуемо враг обратится к тому же направлению. Мы не должны забывать, что враг той самой враждой уже связан с нами. В этой связи заключается слабость врага. Ненавидя нас, враг начинает наполнять существо свое нашим представлением. Враг приковывает сознание к нам и часто кончает простым подражателем, в чем никогда не сознается. Подражать враг будет во внешних приемах именно тогда, когда ненависть доведет до подражания, и тогда космичность задания может и внутренне увлечь врага.

Когда знаем, что враг привязан к нам, мы можем смотреть на него, как на неразумного домочадца. Так вникните в сущность врагов и найдите им место. Они могут прекрасно служить ножками вашего рабочего стола. Из упрямства невежества они напрягут силы, чтобы следить за вами. Но вам нечего скрывать, ибо вы работаете для человечества. И враг должен стать подражателем или погибнуть. Эта гибель, конечно, не от вашей руки, но от искры мирового аппарата. Потому и настаиваю на пламенном устремлении.

Община II. XI. 2

2. Нужно изгнать все слова отрицания. Отрицающий беден, утверждающий богат. Отрицающий недвижим, утверждающий устремлен. Отрицающий не прав постоянно, утверждающий прав всегда. Утверждающий может быть относителен в месте и во времени, отрицающий безусловен в мертвости. Невежество — мать отрицания.

Учение Будды настаивало на достоверности, но изгоняло всякое отрицание. Изгоняя отрицание, Учение никого не порабощало. Отрицатель уже рабовладелец, ибо не хочет выпустить собеседника из своего круга.

Учение общины должно действовать на открывание всех путей. Именно, как Будда учреждал обширные общежития, в которых допускался отказ, лично осознанный, но отрицание приравнивалось [к] невежеству. В общине Будды можно было отказаться от мелких соображений, но отрицание равнялось выходу из общины. Было принято никогда не поминать выбывшего ― община должна жить будущим. К тому же часто выбывший возвращался, тогда возвращение не сопровождалось никакими вопросами, кроме одного: «Не отрицаешь?»

Учение Будды должно быть проверено и дано на широкое сведение. Странно думать об общине и не знать положений первого научного общинника.

Рука Будды не знала покоя, слагая опыт мировой лабаратории. Одно то, что Будда заповедал Мировую Общину как эволюцию человечества, одно это сообщает Его Учению огненную убедительность. В построении Будды можно двигаться по бесчисленным этажам, и двери будут везде открыты призывом общины. Точное знание Будды позволило Ему определить точное состояние современников и только в далеком будущем увидеть Общину Мира. Уважение к Будде было таково, что никто не усложнил облик Учителя одеянием божественности. Будда запечатлелся человеком, Учителем утверждающим. В этом львином, огненном утверждении Он дошел до предвидения Майтрейи ― века познания величия материи.

Утверждайте материю во всем её многообразии и единстве!

Община II. XI. 3

Будда указывал на необходимость соизмеримости и целесообразности. Он говорил: «Не нужно быть ни меньше, ни больше». Последователи из этой формулы соизмеримости сделали скучную золотую середину. Также Будда завещал иметь возможно меньше вещей, чтоб не отдавать им слишком много времени. И этот совет последователи обратили в педанство. Будда порицал изуверов и советовал обращаться с телом по необходимости условий. Там, где тело должно быть облегчено перед передвижениями, там Учитель указывал худобу. Там же, где зараженность атмосферы требовала защиты, там Учитель требовал питания.

В Учении Будды Мы находим не только материалистическую философию, но и практическое улучшение жизни каждого дня.

Притчи Будды имели назначение усугубить полезные советы. Входя в положение каждого ученика, Будда приобщал отдельный случай к общине.

Никогда не называем Будду кротким, наоборот, Он ― водитель неунывающий, борец за общину и материю, герой труда и единства.

Нас не занимают позднейшие нагромождения около буддизма ― только основы, завещанные самим Учителем, нужны для будущего. И в этих основах можно видеть Учение, не только проложенное железной волею, но и запечатленное ступенями хождений долгих.

Можно изумляться, какими доводами поверхностные исследователи показали Учение Будды как отчаяние! Ведь это ложь!!!

Песнь величия труда, песнь победы человечества, песнь суровой радости! Учение Будды можно назвать научным опытом трудовой общины. Не только понимание буддистов, но и все справедливые умы должны оценить камень труда Будды.

Община II. XI. 4

4. Если ваш собеседник выражает упорство и непомерное невежество, спросите его, много ли и долго ли он путешествовал. Наверно, получите ответ, что его путешествие не длиннее воробьиного полета. К тому же, приезжая в новые места, он попадал в старые условия, вследствие незнания языка и по неразвитию. Такой человек будет особенно спорить, не стыдясь своего невежества. Именно, переживание путей дает лучший ключ к осознанию космических жизней. Истинный путник четко представляет путь прошлый и ясно выражает направление желанное. Он оценит случаи бывшие и предусмотрит возможности лучшие.

Путник, как представляешь себе путь за пределами земной коры? Так много затрачено сил для определения жизни запредельной. Людям кажется, что они сразу проваливаются в беспочвенность. От неразвитой наблюдательности происходит это малодушие.

Опытный путник, ты знаешь, что на Земле выражены зачатки всех возможностей. Ты знаешь несовершенство прошлого и уловишь эмбрионы будущих сочетаний. Несовершенство пройденного пути напомнит рудиментарную жизнь миров меньшего сознания. Проблески решений в новых сочетаниях повлекут тебя, путник, к путям, предначертанным во всей реальной надзвездности. Тебе не нужно мистических знаков, ты идешь видимым путем, и каждая травинка готовит тебе список сил природы. Призраки тем, кто сидит за печкой. Тебе же ― волны светоносной материи. Печать запрета тем, кто сидит в курятнике. Тебе же ― реальные образы лучей. Им магические чудеса, тебе же ― творчество чистых слоев материи.

Путник, Рад встретить тебя, Рад видеть, как твердо идёшь! Путник, ты знаешь, что ищешь, ― тебе можно помочь!

Мы одобряем сокращение языка

Община II. XI. 6

 

Когда люди говорят о невозможности общины на Земле, предложите им опыт. Каждый ребёнок рождается общинником, но зараза от земного строя входит в него от второго дня. Поставьте рожденного в условия истинной общины, и вы получите феномен эволюции. Но в ваших городах нет общины, хотя лицемеры не стесняются давать клички: палата общин или улица Общего Блага. Бывает и так, что вождь вместил общину, но сотрудники не мыслят, какого цвета община! И так некуда отдать младенцев, и тем самый, казалось бы, легкий опыт превращается в химеру. Ведь нельзя твердить младенцу отвлеченные формулы, ему нужно показать действие в сиянии солнца. Пока он не увидит все слышанное им, все будет лишь щебетанием птиц. Можно ли в обиходе собственности воспитать сознание Общего Блага?

Дайте остров, где бы опыт вместимости общины мог проведенным быть. Как из наблюдения земного пути рождается представление об эволюции, так каждый человеческий организм носит общину в своем строении.

Напомню предание из жизни Будды: «Благословенный сидел над струями глубокого озера. В глубине можно было рассмотреть целый мир рыб и водорослей. Благословенный заметил, как этот мир сходен с царскими дворами. Если туда опустится человек, он ступней разрушит все призрачные чертоги, но сам задохнется. Из таких глубин не подымется дух человека. “Впрочем ― улыбнулся Учитель, ― на все есть средство. Можно пробить скалу и выпустить озеро ― улитки должны будут или засохнуть, или найти другое существование, но человек уже не погибнет”»

Колыбель младенца похожа на домик улитки. Дайте детям воздух, дайте не стремление к предметам рода своего, но пусть каждый ребенок выйдет против солнца без хвоста лохмотий!

Община II. XI. 7

7. Правильно замечено, что дети животных должны подлежать охране. Вопрос материнства тот же, что и у человечества. Когда животные будут помилованы, они будут платить свой налог молоком, шерстью и трудом. Вопрос животных, живущих около человека, очень важен. Можно представить, как изменится атмосфера, когда около жилища будут друзья. Спросите араба о коне или северянина об олене — они скажут не о животных, но о семье.

Можно от животных перейти к растениям. Уже знаете, что полезно спать на корнях кедра. Знаете, какие собиратели электричества хвойные иглы. Не только растения служат целебно своим экстрактом, но их растительная эманация дает сильное воздействие на окружающее. Можно представить, как может помогать человеку цветник, сознательно составленный. Нелепы смешанные цветники, взаимно уничтожающие своё воздействие. Подобранные или однородные [они] могут отвечать нуждам нашего организма. Насколько полезны составы полей, покрытых дикими растениями! Комбинации растений, соседствующих в природе, нужно изучать как инструменты оркестра. Правы ученые, рассматривающие растения как тонко чувствующие организмы. Следующими ступенями будет изучение воздействия групп растений как друг на друга, так и на человека. Чувствительность и воздействие растений на окружающее, поистине, изумительны! Растения являются как бы соединенным веществом планеты, действуя на сеть неощутимых взаимодействий. Конечно, ценность растений давно предусмотрена, но групповое взаимодействие не изучено. До последнего времени не понимали жизненности растительных организмов и неразумно резали пучки разнородных растений, не заботясь о смысле делаемого. Человек с букетом часто подобен младенцу с огнем. Истребители растительности коры планеты подобны государственным преступникам.

Община II. XI. 8

8. Многое вы начинаете делать правильно. Вы отменяете рукопожатие и тем признаете могущество прикосновения. Вы отменяете рукописание и тем признаете наслаивание живой энергии. Вы сокращаете язык и тем признаете нужность космических сбережений. Вы отменяете наследование и тем признаете перевоплощение. Вы отменяете храмы и тем признаете подлинное Учение. Вы отменяете личную заслугу и тем признаете План Общины. Вы отменяете ценность денег и тем признаете эволюцию. Вы отменяете явление тирании и тем признаете Учителя. Вы отменяете сквернословие и тем признаете ценность звука. Вы отменяете танец пошлости и тем признаете значение ритма. Вы отменяете плохие зрелища и тем признаете важность цвета. Вы отменяете тунеядство и тем признаете мощь энергии. Вы отменяете отсталость и тем признаете волю. Если не всегда научное значение ваших действий вам ясно, то, являя неизбежность эволюции, вы поступаете правильно.

Видите, сколько у нас согласий, ― только особо тупой может думать о противоречии путей. Эта мера тупости иногда существует, но такое низкое сознание нельзя принимать во внимание.

Как цветы целебные, подымаются ростки сознания народа! Русло народного стремления несет человечество к новым знаниям. Это утверждение можете выражать поэтической метафорой или сухой формулой, но смысл народного потока останется непоколебимым. Захочет ли кто идти затрудненно или поймет полезность сотрудничества, но направление эволюции останется неизменным.

Будут процветать мировое обновление и община.

/body>