. Махатмы,Адепты. (статья из книги А.П.Синнетта "Эзотерический Буддизм") - 14 Июля 2013 - Вестник Света
Суббота, 31.10.2020, 09:32
ГлавнаяРегистрацияВход Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта

Вестники
МАХАТМЫ

Рерихи

Блаватская

Уильям Джадж

Анни Безант

Мельхиседек

Кора Антарова

Анастасия Новых

Джед МакКенна

Роман Злотников

Андрей Сидерский


Категории раздела
Учителя Человечества
Всё о Махатмах-Учителях Человечества
Новости культуры
Разные вопросы мировой культуры
Анни Безант. Произведения
Труды, книги, статьи
Е.И.Рерих .Статьи
Памятные даты
Значительные даты жизни великих людей.
Е.П.Блаватская. Статьи
Елена Рерих. Письма
Елена Рерих. Произведения
Кора Антарова. Произведения
Духовные практики, медитации
Медитации-инструменты, направленные для духовное развитие.

Друзья сайта
  • Вести АллатРа
  • Группа аналитиков
  • Вежа.Вики
  • Добро.АллатРа
  • Аллатра-книга
  • Сокровенник
  • Сайт А.Новых
  • Поиск по книгам Новых
  • Новое мировозрение
  • В единстве
  • Старшеклассник

  • Главная » 2013 » Июль » 14 » Махатмы,Адепты. (статья из книги А.П.Синнетта "Эзотерический Буддизм")
    23:03
    Махатмы,Адепты. (статья из книги А.П.Синнетта "Эзотерический Буддизм")
    Махатма Индия насыщена рассказами о Махатмах. Самые древние Махатмы обычно называются «Риши», но эти два названия могут употребляться одно вместо другого, и мне пришлось слышать применение названия Риши к людям, живущим в наши дни. Все способности Архатов, описанные в буддийских книгах, приписываются Махатмам и описываются с не меньшей почтительностью в индусской литературе.
    В действительности нет разницы между Архатом и Махатмой. На этой ступени умственно-духовного развития знание эзотерической доктрины стирает все различия сект. Каково бы ни было название, даваемое этим озаренным, иногда в Индии называемым Братьями, они - последователи оккультной науки, стражи духовного знания, которые передали им их предшественники. Тем не менее, напрасно изучали бы мы как древнюю, так и новейшую литературу, чтобы найти систематическое объяснение их доктрины или науки. Добрая часть очень смутно вырисовывается в некоторых оккультных книгах; читателю они не могут быть полезны без некоторых предварительно приобретенных, вследствие личного общения, знаний. Как следствие прямого обучения, полученного по милости одного из них, автор попытался изложить доктрину «Махатм».
    Везде в мире есть оккультисты и даже братства разных ступеней развития, которые имеют много точек соприкосновения с главным братством, находящимся в Тибете. Но все исследования по этому вопросу убеждают, что Тибетское братство стоит на наибольшей высоте и что оно считается таковым всеми остальными, - во всяком случае, всеми теми, которые заслуживают названия «озаренные», в оккультном смысле слова. По правде говоря, в Индии существует много отдельных мистиков, самостоятельно обучавшихся и не состоящих в оккультных конгрегациях. Многие из них хвастаются тем, что достигли самостоятельно степени озарения более высокого, чем тибетские Братья или кто бы то ни был на свете. Но, во всяком случае, как мне известно, эти утверждения для всякого объективного наблюдателя, сколь бы мало он ни был образован для суждения об оккультном озарении, лишены всякого основа¬ния.
    Автор знаком с одним по-европейски образованным индусом, занимающим высокий пост в правительстве, весьма достойным человеком и пользующемся уважением всех европейцев, с которыми он сталкивался по долгу службы. Этот индус ставит по познаниям в духовном мире тибетских Братьев на второе место. Первое, по его мнению, занимает его, уже умерший, Учитель, бывший воплощением Божества. Этот учитель до того развил скрытые чувства моего друга, что он считает единственно достойным интереса те духовные области, которые ему открываются картинами, в состоя¬нии транса, в который он может погружаться по желанию. Будучи убежден, что с самого начала его учило само Божество, и что обучение продолжается в субъективном состоянии, он, конечно, не допускает мысли, что его впечатления могут быть деформированы или его психологическое развитие плохо направлено. С другой стороны, в Индии находятся высоко образованные фанатики, строящие понятие о природе, мире и Боге на совершенно метафизической основе; придя к этому результату единственно силой своей возвышенной мысли, они берут за основание существующую философскую систему и расширяют ее рамки до предела, на который способно лишь воображение восточных метафизиков. Они собирают учеников, которым внушают слепую веру; основывают собственную школу, процветающую некоторое время, не выходя из собственных границ; однако этот вид спорной философии, скорее, есть занятие для ума, чем наука. Такие «учителя», сравниваемые с адептами самого высшего Братства, подобны утлым лодочкам рядом с трансатлантическими лайнерами; на них можно отправиться толь¬ко в короткое путешествие, но не объехать весь мир.
    Индия полна йогов и факиров, где одни только постигли азы, а удивительные способности и могущество других достаточны, что¬бы уничтожить недоверие самых убежденных представителей западного скептицизма. Поверхностные наблюдатели склонны путать этих людей с великими посвященными, о которых они очень мало знают.
    Степень возвышения человека, которого внешний мир называет «Махатма», - «Брат», достигается лишь ценой долгого и утомительного ученичества и испытаний, поистине ужасающих. Можно увидеть людей, после 20- или 30-летнего безупречного и беспрерывного служения цели, которую они себе поставили, учениками первых ступеней, лишь смутно видящих много выше своих голов, высоты посвящения. Каков бы ни был возраст мужчины или ребенка, посвящающего себя оккультному пути, не надо забывать, что он отдается безгранично и на всю жизнь. Цель, которую он преследует, есть развитие в нем самом способностей и особенностей, столь глубоко скрытых у обыкновенных людей, что они даже не подозревают об их существовании и отрицают возможность их развития. Эти способности и качества ученик должен развивать сам, почти без помощи со стороны своего учителя, который будет лишь направлять его.
    Оккультный афоризм гласит: «Посвященный не создан, им становятся». Мы можем взять в качестве примера одно очень банальное физическое упражнение. Каждый физически развитый человек способен плавать. Но если бросить в воду не умеющего, он начнет выбиваться из сил и утонет. Известно, какие движения надо делать, но если плавающий, их производящий, не имеет полной уверенности, что они дадут ожидаемый результат, то этот результат не произойдет. В этом случае мы употребляем лишь механические силы, но рассуждение верно также в применении к силам более тонким.
    Вера гораздо больше поддержит новичка, чем это обычно думают. Сколько европейских читателей осталось в сомнении, если бы им перечислили действия, которые ученики могут произвести с самого начала их обучения одной лишь силой уверенности! Однако в церкви они часто слышат о библейском доверии и силе веры; но эти слова проходят, не оставляя следов.
    Великая цель посвящения - приобретение духовного развития, сущность которого фразы эзотерического языка скрывают. Когда говорят, что посвященный старается соединить свою душу с Богом, чтобы перейти в Нирвану, - это оборот речи, не имеющий никакого смысла для обыкновенного читателя, чем больше он по¬старается его углубить при помощи книг и обычных методов, тем меньше он поймет сущность прогресса того состояния, к которому стремится.
    Прежде чем преследуемые адептом цели смогли бы быть понятными, мы должны сначала заняться эзотерической концепцией природы, а также происхождением и судьбами человека, которые отличаются основательно от теологических. Тем не менее, неплохо с самого начала предупредить читателя об ошибочном представлении, которое он может себе составить о цели посвящения. Развитие своих духовных качеств, изучение которых охватывает наивысшие намерения оккультной жизни, невольно будит большое количество познаний, относящихся к законам природы, о которых обычно еще не подозревают. Эти познания и вытекающее из них искусство использования на практике некоторых из этих темных сил, поглощают посвященного и его учеников на относительно большой период времени их изучения удивительного могущества, применение которого к вещам обыденной жизни производит иногда результаты, кажущиеся чудесными. Но с обыкновенной точки зрения приобретение видимо чудесной власти представляет подвиг столь превосходный, что можно подумать, что адепт, стремясь к знаниям, которых он достиг, имел целью приобретение этого могущества, которого он желает. Точно так же можно было бы сказать о крупном полководце, что он вступил на военную стезю, чтобы носить красивую форму и пленять воображение дам.
    Восточный метод интеллектуального развития был всегда диаметрально противоположен методу, родившемуся вместе с западной наукой. В то время, как Европа изучала природу, свободно обсуждая каждый шаг и опубликовывая немедленно результаты исследований, азиатская наука изучалась секретно и ее открытия ревностно оберегались. Я не критикую и не защищаю этот метод.
    Человечество всегда имело смутную интуицию, что некоторые способы учения, преследуемые некоторыми людьми в разных местах, могли выявить более высокую науку, чем преподаваемая миру книгами и публичными лекторами. На Востоке, мы уже знаем, это впечатление не оставалось неясным. Даже на Западе существует литература об астрологии, алхимии и вообще мистицизме, предоставляя наиболее просвещенным думать, что все эти с виду абсурдные писания скрывают великие истины. Изучение оккультной философии иногда открывало неизвестные пути, ведущие на наибольшие высоты мудрости. Но до сих пор во всех подобных случаях и соответственно правилам этих школ, как только ученик силой проникал в область тайны, он сам был принужден к самой непроницаемой секретности относительно всего того, что касалось его посвящения и его последующего прогресса. Так же и в Азии ученик оккультизма, как только его принимали, терял право свидетельствовать о реальности оккультных знаний. Со времени ознакомления с этим вопросом я был удивлен, как велико число этих учеников.
    Существование оккультных адептов и важность их уроков могут быть установлены двумя способами. Во-первых, внешней очевидностью, свидетельствами квалифицированных людей, проявлением через людей или посредством людей, находящихся в связи с учителями, качеств, представляющих более чем простое предположение невероятно расширенных познаний. Во-вторых, частичным изложением этих познаний достаточно широко, чтобы гарантировать их истинную ценность. Первый труд автора основывался на первом методе; теперь он предпринимает более трудную задачу следовать второму.

    Чем дальше мы углубляемся в оккультное учение, тем выше становится наше понятие о Махатме. Чтобы хорошо понять, до какой степени эти личности отличаются от обычного человечества, недостаточно интеллектуального усилия. Некоторые аспекты существа посвященного, относящиеся к особенному развитию высших способностей человека, не могут быть восприняты низшими способностями. Первоначальное понятие, которое мы себе составляем об адепте, способном проникнуть в опасные секреты духовной сущности, основано на наших понятиях человека науки; ученого, высоко одаренного, но остающегося заложником собственного мышления. Мы склонны признать его адептом раз и навсегда, как высшее человеческое существо, неизбежно пользующееся при всех условиях жизни особенностями, которые ему присущи в качестве Махатмы. Итак, если наши интеллектуальные усилия не могут отдать должного его особенностям Махатмы, то мы подвержены опасности впасть в противоположную крайность, когда рассматриваем его как обычного человека. Мы создаем себе, таким образом, многочисленные трудности по мере того, как мы начинаем усваивать особенности оккультного мира. Именно потому, что наиболее возвышенные особенности посвященных относятся к качествам человеческой природы, которые превосходят границы физического существования, адепт Махатма может им быть лишь в самом высоком значении слова, когда он находится, как говорят, «вне всякого тела», или по крайней мере, когда усилием воли он поставил себя в анормальное состояние. Когда ему не нужно предпринимать этих усилий или бежать из тюрьмы своей оболочки, он гораздо больше похож на обыкновенного человека, чем могли бы думать его ученики.
    Верная оценка этого положения объясняет очевидное противоречие между видимым отношением ученика к своим учителям и некоторыми заявлениями, весьма обычными, этих самых учителей. Например, Махатмы не перестают утверждать, что они не безошибочны, что они люди, как и мы все, может быть, более умудренные в науке мироздания, чем вообще человечество, но, тем не менее, подверженные ошибкам в ведении дел, которыми им пришлось бы заниматься, а также в определении характера другого, или способностей кандидата к оккультному развитию. Как совместить такие утверждения с основным принципом всякого оккультного учения, которое рекомендует новичку иметь абсолютную и безграничную веру в учение и руководство своего Учителя? Решение находится в положении, о котором мы только что говорили. Адепт может быть человеком, удивительно подверженным ошибкам при обращении с некоторыми земными делами. Ведь и гении в повседневной жизни часто бывают непрактичны. Но как только Махатма начинает заниматься высокими тайнами духовной науки, он делает это благо¬даря своим способностям Махатмы и употребляя их, и в этих вопросах трудно не считать его безгрешным.
    Это рассуждение внушает нам доверие к учению, исходящему из такого источника, составляющему предмет этой книги; это доверие не может быть поколеблено мелкими инцидентами, которые наш опыт может рассматривать имеющими свойство успокаивать эту восторженную веру в высшую мудрость адептов, которую обычно возбуждают первые понятия оккультной науки. Эти восторженность и преклонение вовсе не должны, на самом деле, уменьшаться у ученика, по мере того, как он лучше понимает мир, в который он проникает: человек, который в одной из своих сущностей есть Махатма, будет скорее пользоваться любезным вниманием, чем будет лишен своего права на уважение людей, мыслью, что в его обыч¬ной жизни он не настолько возвышается над простым смертным, как могли бы заставить думать его нирванические опыты.
    Если мы всегда будем помнить, что адепт лишь тогда действительно является им, когда он исполняет свои функции, но тогда воспарив, он входит в духовное общение со всем тем, что для нас практически является всеведением, по крайней мере, что касается нашей солнечной системы, - мы избежим многих ошибок, к которым приводит сложность нашего предмета.
    Осложнения, которые уже можно предвидеть, станут совершен¬но понятными лишь после прочтения некоторых последующих глав. Сущность Адепта столь вполне двойственна, что лица, находящиеся с ним в специальном психическом общении, могут принять на себя часть его влияния, или его знания высших планов природы даже без того, чтобы Махатма-человек в этот момент почувствовал призыв, к нему направленный. Мы также вправе быть в сомнении, не представляет ли отношение Махатмы с Махатмой-человеком скорее «осенение», согласно выражению, употребляемому иногда в эзотерических книгах, чем воплощение в полном смысле слова.
    Трудность также состоит в том, что каждый Махатма, представляя человеческое «Эго» в очень развитом состоянии, принадлежит, так сказать, к какому-нибудь специальному отделу Великой Иерархии природы. Каждый посвященный должен принадлежать к одному из семи видов Великого посвящения. Мы еще недостаточно знаем об оккультной организации в высших сферах. С некоторого времени эзотерические книги утверждают, что существует пять Великих «Чоханов», или высших Махатм, которые возглавляют все Братство посвященных. Когда писалась эта глава, автор был под впечатлением, что высший глава еще другого уровня властвует над этими пятью Чоханами, но, вероятно, его можно рассматривать как главу шестого вида Махатм, а это предположение сейчас же заставляет нас думать о существовании седьмого Чохана, чтобы заполнить недостающие звенья нашей гипотезы. Но так как седьмая сущность природы или человека есть понятие в высшей степени непостижимое, недоступное никакой мысли, и которое можно формулировать лишь смутными и полными метафизических неясностей фразами, мы можем быть уверенными, что седьмой Чохан для неопытного воображения недоступен. Без сомнения, он также играет роль в так называемом высшем духовном хозяйстве природы и личность такого порядка иногда видима для некоторых из Махатм. Махатм можно рассматривать как необъяснимые, но необходимые явления природы, без которых человеческая эволюция не подвигалась бы вперед, а не как исключительных людей, достигших большой духовной высоты.
    Категория: Учителя Человечества | Просмотров: 1574 | Добавил: Lidiya | Рейтинг: 4.0/2
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Вход на сайт

    Поиск

    Анастасия Новых
     Знак АллатРа

    Статьи по книгам Анастасии Новых

    Аудио книги Анастасии Новых

    Видео по книгам Анастасии Новых

    Скачать книги, читать онлайн

    Духовные практики и медитации

    Новости культуры


    Новинки
    статьи
    Гуманная педагогика

    статьи
    О жизни и смерти Григория Распутина

    статьи
    Техника на перемещение своего центра тяжести

    статьи
    Имхотеп

    статьи
    Авторские стихи

    статьи
    Видео АллатРа

    статьи
    Орден тамплиеров

    статьи
    Богиня Лада

    Исконная
    Исконная Физика АллатРа (по статьям онлайн)

    Духовные
    Духовные практики, медитации

    Последние видео
    статьи
    От атеиста к святости

    Видео по книгам Анастасии Новых

    Познавательные фильмы


    Качество сайта

    Статистика

    Онлайн всего: 2
    Гостей: 2
    Пользователей: 0

    Дружковская культурно-просветительная организация "Живая Этика"© 2020